Сказание о любящих сердцах, океане и мелодии для флейты

  • Hits: 1031

 Предисловие

Ранней зимой того памятного 2004 года мне довелось путешествовать по Англии. В один из вечеров, прогуливаясь по улочкам изрядно наскучившего мне чопорного Лондона, я набрёл на книжный магазинчик. Девушка за прилавком показалась мне миловидной и, скользнув взглядом по корешкам книг с названиями на малознакомом мне английском языке, я всё же решил не уходить без покупки, чтобы доставить ей, пусть мимолётное, но удовольствие. Да и она, как будто прочитав мои мысли, услужливо протягивала мне подробную карту Соединённого Королевства Великобритании. Сумма в шесть фунтов стерлингов показалась мне изрядной, тем не менее, рассчитавшись, я улыбнулся ей на прощание и поспешил в отель.

Вернувшись в отель, я бережно раскрыл приобретённое мною сокровище и углубился в его изучение. Временное пристанище моё находилось неподалёку от Трафальгарской площади, а потому время от времени было слышно, как Биг-Бен Вестминстерского дворца мерно отбивал часы ещё одной лондонской ночи. Почти сразу на карте внимание моё привлекло местечко, которое находится несколько в стороне от популярных туристических маршрутов. Населённый пункт Lands End (что в вольном переводе вероятно означает Край Земли), располагается в самой западной точке полуострова, как раз там, где Корнуолл выходит своими берегами в Атлантический океан. Решение было принято мгновенно. Ранним утром, жестами объяснив крайне озадаченному портье, что меня не будет несколько дней, я сел в автобус компании «National Express» и отправился в путь.

В место назначения, согласно расписанию и английской пунктуальности, я прибыл спустя двенадцать часов. Достаточное время для путешественника, чтобы и подремать, и вдоволь налюбоваться открывавшимся время от времени за окном роскошным видом Ла-Манша и вежливо раскланиваться с выходящими и входящими случайными моими попутчиками. Bed and Breakfast, то есть ночлег и завтрак, я нашёл без особого труда, пройдя всего несколько кварталов по безлюдному посёлку, с любопытством оглядываясь по сторонам и с улыбкой прислушиваясь к шуму океана, что рокотал за придорожной дамбой. 

Приютивший меня хозяин дома оказался на редкость славным парнем. Общаясь жестами и посредством разговорника, он восторженно дал мне понять, что я первый русский, который повстречался ему в этих местах. Я же, в свою очередь, был восхищён рассказанной мне историей, из которой следовало, что в своё время он оставил бурную жизнь и карьеру в Лондоне и на деньги небольшого наследства, доставшегося ему от бабушки, приобрёл этот домик на берегу океана. Зарабатывал Дэн (так звали моего нового знакомого) уроками сёрфинга. Волна здесь, и в этом я позже убедился, была вполне приличная. Недостатка в учениках не было, а потому и комнаты внаём сдавались довольно бойко.

Утром, наскоро позавтракав, я отправился на прогулку. Надо ли говорить, что океан очаровал меня с первого взгляда. Если накануне, в сумерках, он лишь напоминал о своём присутствии, то в лучах рассветного солнца, открылся во всём своём бескрайнем великолепии. О мощи его можно было судить по огромным волнам, которые с какой-то неистовой безнадёжностью бились о фьорд. Судя по окружающему пейзажу, он достигал в этом месте максимальной высоты. Тропинка пролегала сквозь заросли вереска, то приближаясь к краю обрыва – и тогда звуки океана были слышней, то удаляясь от него, и это позволяло переключить внимание на простирающийся холмистый пейзаж.

Ещё в начале пути внимание моё привлекла одиноко стоящая в океане скала, хорошо заметная даже издалека. По мере моего приближения очертания её менялись, в конце концов, однозначно утверждая собой женский образ. Заморосил дождь, но я решил продолжить моё путешествие, чтобы разглядеть скалу вблизи. Спустя некоторое время мне это удалось, но когда я достиг небольшой ровной площадки, был несколько разочарован. Возможно, вид с точки моего осмотра изменился настолько, что теперь мне представилось это обычной скалой. А может быть, солнце, поначалу освещавшее её, совсем уже скрылось за набежавшими тучами, и вид изменился. Я уже было собрался в обратный путь, но что-то остановило меня, да и дождь прекратился. Выбрав местечко я устроился поудобнее и предался созерцанию…

Постепенно окружающий пейзаж настроил меня на романтический лад. Я с удовольствием наблюдал, как набегающие волны, каждая по своему, то огибали скалу, лишь краем касаясь её, то требовательно бились о подножье, как бы приглашая поиграть в незатейливую игру. С собой у меня была флейта – сувенир из далёкого Непала. Приложив её к губам, я вдруг с удивлением обнаружил, что наигрываю какую-то незнакомую мне мелодию. Навеял ли мне её вереск, склоняющийся под резким ветром и шуршащий о гальку? А может это сам ветер играл моей флейтой? Как бы там ни было, мелодия звучала… Слегка сосредоточившись, я несколько раз повторил её, чтобы не забыть, и в прекрасном расположении духа, помахав на прощанье рукой моей невольной слушательнице – скале, направился в сторону посёлка.

Вернувшись домой, я как мог расспросил хозяина моего временного жилища о впечатлившем меня образе и он подтвердил, что я отнюдь не одинок в своих наблюдениях. Между собой жители побережья звали ту скалу «Ирландская Леди», но только лишь потому, что смотрела она в направлении Ирландии. На мой вопрос, связана ли с ней какая-то легенда, Дэн лишь многозначительно пожал плечами и покачал головой. Посвятив остаток вечера путевым заметкам, я отправился спать, чтобы наутро покинуть это гостеприимное место и продолжить путешествие вглубь полуострова.

Той ночью, лёжа на влажных от всепроникающего присутствия океана простынях, я долго не мог уснуть. Большую часть моих мыслей занимала история Дэна, который так решительно изменил свою судьбу, и, конечно же «Ирландская Леди». Ей было предначертано одиноко и величественно возвышаться на этом побережье Атлантики. Мог ли догадываться я тогда, что она передала мне мелодию-послание, услышав которую я, (случайно ли?) наиграл на флейте? Наверное, нет. Но с того памятного дня, сам не ведая о том, я стал невольным заложником истории любви. И оставался им до тех пор, пока не нашёл того, кому это послание следовало передать. Произошло это день в день, девять лет спустя.

Не скажу, что все эти девять лет я скитался по миру в подспудных поисках неведомого мне адресата. Я просто время от времени отправлялся в путешествия. И наигрывал ту мелодию то каменным столбам Стоундхенджа, то … в древнем городе на Мачупикчу. Вулканы Чили, что величественно возвышаются среди пустыни Атакама, тоже были невольными слушателями моего странствия. Помнится также, что звучала мелодия и у истоков реки Амазонка, и среди причудливых вершин и мерцающих ледников Патагонии, и в уютной бухте Итака, куда мы заходили переждать шторм, путешествуя по Средиземному морю. Она была незамысловата, аутентична – но тем и нравилась мне. Её можно было сыграть везде и в любую погоду, даже замёрзшими пальцами, стоя на пронизывающем ветру.

Прошло девять лет. В один из осенних вечеров я размышлял о том, куда бы мне отправиться в очередное путешествие. На «рабочем столе» компьютера у меня тогда стояла фотография той самой «Ирландской Леди». Бросив на неё мимолётный взгляд, и, видимо, уже что-то решив для себя, я обратился к справочной системе с целью выяснить стоимость перелёта до Дублина. Цена показалась мне вполне приемлемой, и в результате нехитрых операций я получил извещение, что одним ранним декабрьским утром мне надлежит прибыть в аэропорт. Что я и сделал по наступлению той самой даты, и ближе к полудню, совершив пересадку во Франкфурте, благополучно прибыл в столицу Ирландии. Желание присоединиться ко мне в этом путешествии высказали одни мои замечательные друзья – дивная семейная пара. Находились они на тот момент времени в Милане, а потому мне пришлось задержаться в аэро-порту, чтобы дождаться их рейса, который был несколько позже. Поэтому уже ближе к вечеру, за ужином, мы обсуждали маршрут нашего совместного путешествия. Ещё дома, листая путеводители, я обратил внимание на фьорды западного побережья острова, о которых и рассказал своим спутникам и незамедлительно получил их одобрение посетить это место.

Не буду утомлять вас излишними подробностями нашей поездки, скажу лишь, что на пятый день мы достигли пункта назначения, который стал объектом моего самого пристального внимания. Выйдя к краю обрыва, я с радостью узнавания вновь подставил своё лицо свежему просоленному ветру Атлантики.
А океан в ответ, как будто подсказывая, отвёл мой взгляд от своей простирающейся бесконечности и направил его вдоль отвесных скал, о которые с той же неистовой силой разбивал свои волны. И в этот самый момент я увидел уже знакомые очертания… Удивляясь прекрасному совпадению, я напряженно вглядывался, всё больше уверяясь в мысли, что там, вдалеке видна отдельно стоящая скала. Но только профиль на этот раз был явно мужской. Поторопив своих спутников, я устремился вперёд по тропе, которая, как мне показалось, должна была привести к месту, откуда причину моего восторга можно было бы разглядеть поближе.

 Да, это был Он! В голове моей уже проносились обрывки какой-то истории. Истории, которой вскоре суждено было родиться. Как и мелодии-посланию, что передала мне при встрече «Ирландская Леди», и которую, приложив к губам флейту, я уже наигрывал, каменному истукану. В тот момент солнце на какой-то миг лучами брызнуло из-за плотной завесы туч, как будто лишь для того, чтобы я заметил появившуюся из-за холма серую лошадь. Надо ли говорить, что мне показалось, будто лоб её венчает рог. Видение исчезло. 

Я услышал голоса моих друзей, бурно обсуждавших появление невесть откуда взявшейся лошади, которая вполне буднично пощипывала травку и не обращала на нас никакого внимания. Океан всё также размеренно нёс к берегу волну за волной, и солнце уже больше не решалось потревожить эту бушующую стихию. Заморосил дождь, что не редкость в это время года в Ирландии. Мы заторопились в обратный путь.
По возвращении домой я иногда размышлял над этим невероятным совпадением, рассматривая фотографии, сделанные на разных побережьях одного океана.
Понимание, а впоследствии и желание поделиться им, пришло ко мне чуть позже. Одна моя знакомая, выслушав эту удивительную историю и сопоставив факты, заявила, что я был просто посланником. И что все эти девять лет, путешествуя по разным странам, я играл эту мелодию, надеясь, что рядом окажется тот, кому она была адресована. Так появилось «Сказание о любящих сердцах, океане и мелодии для флейты».
Сказание о любящих сердцах, океане и мелодии для флейты
Давным-давно, когда суша на нашей планете была ещё единым материком, в одном из селений жили юноша и девушка. Родители их дружили домами, а потому знали они друг друга с детства. Вместе играли в незатейливые игры, а повзрослев, убегали на берег бескрайнего океана встречать рассветы и провожать закаты. В одну из вёсен, взявшись за руки и глядя в глаза, молодые люди признались друг другу в любви. Для окружающих это не было неожиданностью, в селении все давно считали их прекрасной парой, поэтому, когда весть дошла до старейшины, он с радостью объявил о решении влюблённых соединить свои сердца. 
Тот вечер они провели на берегу океана, но едва ли их внимание привлекал великолепный закат. Они были взволнованы словами, услышанными на совете, и наперебой восторгались мыслью о слиянии сердец, точнее, как это будет замечательно, если произойдет на самом деле. Ведь каждый из них чувствовал себя лишь частичкой другого, но в редкие моменты они становились единым целым…
Не ведали юноша и девушка, что боги с небес внимательно прислушивались к их разговору. Ибо обсуждали они нечто, присущее лишь тем, кто живёт на небесах. Грянул гром, сверкнула молния, и заветное желание было исполнено. Воды океана взметнулись вверх, а когда откатились назад, недалеко от берега появилась новая скала. Именно в неё была обращена влюблённая пара. Такова была воля богов. 
Шли годы. Очарованные легендой о каменном сердце-скале на берег океана приходили люди. Доносившимися до их слуха мерными и глухими ударами каменное изваяние как будто говорило о надёжности существующего мира, о бесконечности времени и вечности любви. Тем больше это раздражало богов, и они довершили начатое. Расколов единый материк на несколько частей, они разделили и каменное сердце. Половинки его вновь оказались теперь уже на непреодолимом расстоянии друг от друга. Только лишь один и тот же океан, по-прежнему, омывал их основания.
Спустя века, на берегу возле скалы, которой люди дали название «Ирландская Леди», появился странствующий юноша. Каменное сердце  забилось учащённо, потому что в руках у молодого человека обращенная богами скала заметила флейту. Призвав силы всех стихий, она напела путнику мелодию и завещала донести это послание до своего Возлюбленного. И чуткое сердце юноши откликнулось. C восторженным изумлением он прислушивался к волшебным звукам, которые, его пальцы извлекали из столь незамысловатого инструмента.
Надо ли говорить, что для юноши эта мелодия стала доброй спутницей его дальнейших странствий. И, спустя некоторое время (что значило оно в сравнении с тысячелетиями разлуки двух сердец!) он оказался на одном из побережий того же океана, но уже на берегу прекрасного острова, к которому был навеки прикован взгляд той, что передала послание. 
Издали заприметив возвышающуюся неподалёку от берега скалу, посланник поспешил к ней, и, по какому-то наитию, достал флейту и начал играть. Показалось ли ему, что Роки Нидл (так местные жители называли это каменное изваяние), чуть повернул к нему свою голову? В тот миг из-за туч ослепительно брызнуло своими лучами солнце и на холме, неподалёку показался единорог, потому что единороги всегда появляются в том месте, где вершится таинство волшебства. Сердце юноши учащённо забилось, как и сердца тех, что вновь теперь были вместе, соединённые мелодией. Она и по сей день звучит над Великим Океаном, стоит лишь прислушаться…
 
Англия 2004 - Ирландия 2013
 
 

 

 

 Пишите, звоните!

Dlya pishite

Телефон: +7 (922) 1338268

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
© Вадим Стройкин. Все права защищены. Любое копирование материалов возможно только с письменного разрешения авторов сайта.